Вся правда о тазобедренном суставе

Правда о тазобедренном суставе. Жизнь без боли

Вся правда о тазобедренном суставе
Что такое коксартроз?

Существуют две основные формы поражения тазобедренного сустава (ТС): коксартроз деформирующий и коксартроз диспластический[5]5  Сейчас стало принятым называть это заболевание остеоартрозом. С моей точки зрения, это не очень точно, так как при коксартрозе страдает не только костная и хрящевая ткани, но и мягкие ткани сустава. Потому коксартроз.

[Закрыть]

. Причины разные – клиника одна. Крайней степенью проявления этих форм заболеваний ТС является асептический некроз, за которым следует остеопороз шейки бедра и риск ее перелома при падении с высоты собственного роста.

Истинные причины идиопатического коксартроза

В подавляющем количестве материалов, посвященных изучению остеоартроза тазобедренного сустава, или коксартроза, отсутствует так называемый «золотой стандарт», то есть определение причины его возникновения.

Поэтому коксартроз при невыявленной причине называется идиопатическим. Но так ли это на самом деле?

В современной врачебной практике незаслуженно мало внимания уделяется клиническим критериям, ориентированным на состояние мышечной системы человека, вернее, взаимосвязи мышечных групп друг с другом при той или иной патологии КМС[6]6  КМС – костно-мышечная система.

[Закрыть]

. С одной стороны, заболевания, связанные с поражением позвоночника и крупных суставов, относятся по международной классификации болезней (МКБ-10) к группе костно-мышечной патологии, с другой стороны, при описании ОДА (опорно-двигательного аппарата) роль мышечной системы практически не отражена во врачебных заключениях, например при описании МРТ или рентгеновских снимков.

В большинстве эпидемиологических исследований, проводимых в США и странах Западной Европы, диагноз ОА (остеоартроз) основывается на типичных рентгенологических признаках и наиболее существенных клинических симптомах, то есть проявлениях уже развившейся патологии, например:

• ночная боль в суставах (разве что при засыпании или под утро. – С.Б.)[7]7
  С. Б. – дополнение автора.

[Закрыть]

;

• боль при движении (при разыгравшейся болезни);

• боль, возникающая после состояния покоя или «стартовая боль»; (в суставе (-ах). – С.Б.);

• непродолжительная утренняя скованность (возникает и при остеохондрозе. – С.Б.);

• деформация и костные разрастания в области пораженного сустава (рентгенологический признак. – С.Б.);

• ограничение амплитуды движений в суставе (очень важно, признак начавшегося и, как правило, уже необратимого процесса разрушения тазобедренного сустава. – С.Б.);

• хруст при движении (может возникать и у достаточно здоровых людей, например у спортсменов. – С.Б.);

• болезненность при пальпации в области сустава (не обязательно при коксартрозе. – С.Б.);

• рентгенологические проявления (без комментариев – основной признак).

В РФ также предложено несколько перечней ведущих диагностических признаков остеоартроза, но они не имеют принципиальных отличий от зарубежных.

Хотелось бы обратить внимание на факторы риска остеоартроза, к которым относят возраст, пол, сопутствующие заболевания, прием медикаментов.

Вариантов объяснения причин появления деформирующего коксартроза очень много. Но при чем здесь возраст?

И хотя в подавляющем количестве специальной литературы пишут о 45—55-летнем возрасте (это на всякий случай, видимо), подразумевают все-таки более поздний.

Старческий возраст не может служить основополагающей причиной деформирующего коксартроза, а только предрасполагает к этому заболеванию, как и всякий физиологический и эволюционный процесс может только предрасполагать к болезни. Но само по себе физиологическое явление не может стать патологическим.

Старость не болезнь. И громадное количество стариков деформирующим артрозом не страдают. Другое дело, свойственный старческому возрасту атеросклероз сосудов, это в известном возрасте дело обычное, чего нельзя сказать про деформирующий артроз, в данном случае тазобедренного сустава.

Можно страдать глубоким атеросклерозом и не страдать при этом заболеванием суставов. Половая принадлежность тем более не может сориентировать на профилактику именно болезней тазобедренного сустава.

Коксартроз, как правило, начинается незаметно, и больной не обращает особого внимания на первые симптомы – боли в ноге в конце дня, боли в нижней части спины или боли в области коленного сустава. Я встречал пациенток с тяжелой формой диспластического коксартроза в возрасте 40–45 лет, тем не менее большую (сознательную) часть жизни занимавшихся балетом или танцами.

Люди, занимающиеся спортом, так же долго не обращают внимания на появившиеся боли в ноге во время или после движения и, вместо того чтобы обратиться к специалисту или сделать рентгеновский снимок тазобедренного сустава (что более разумно), увеличивают спортивные нагрузки.

Делают они это потому, повторю, что сами нагрузки (бег, гимнастика, тренажеры), как ни парадоксально, во время их выполнения снимают боли в ноге (с точки зрения физиологии воспаления это понятно).

Мышцы при движении усиливают кровообращение, что на время устраняет отечность мягких тканей, но так как контакт головки бедра с вертлужной впадиной таза увеличивается, а в норме этого быть не должно, то после завершения спортивной нагрузки боли в суставе возвращаются с еще большей интенсивностью. Но отсутствие боли во время передвижения и дезориентирует людей со скрытым коксартрозом.

В то же время наличие коксартроза всегда сопровождается остеохондрозом нижней части спины, причем достаточно запущенным. Но что возникло раньше – коксартроз или остеохондроз? Как относиться к болям в нижней части спины при коксартрозе?

Проблемы в поясничном отделе позвоночника при столь популярном заболевании современности, как остеохондроз позвоночника, начинаются значительно раньше, чем проблемы с тазобедренным суставом.

Остеохондроз в нижней части позвоночника (раньше называли радикулитом, ишиасом, люмбаго, люмбоишиалгией) протекает под прикрытием НПВС[8]8  НПВС – нестероидные противовоспалительные средства.

[Закрыть]

, оказывающих токсическое действие на нервную проводимость. В связи с этим и нарастает постепенно ухудшение нервно-мышечной регуляции, так как все нервы, из которых для нижних конечностей главным является седалищный нерв (ischiaclicus – отсюда ишиас, то есть боль по ходу седалищного нерва), и сосуды, питающие тазобедренный сустав, «растут» из поясничного отдела позвоночника, что со временем оказывается решающим фактором болезни тазобедренного сустава.

Хотелось бы обратить внимание на то, что тазобедренный сустав иннервируется из сегмента LIII (третий поясничный позвонок).

Остеохондроз позвоночника протекает на фоне длительного применения обезболивающих противовоспалительных препаратов (НПВП).

Это и подтверждает выводы о губительном действии обезболивающих препаратов, временно снимающих боли в спине, а следовательно, способствующих развитию коксартроза.

К факторам риска прогрессирования остеоартроза тазобедренных суставов относят и паспортный возраст. У женщин 40 лет и старше, у мужчин – 50.

Но потери в мышечной системе начинаются значительно раньше. К 35 годам у 66 % людей, совсем не занимающихся спортом, они составляют от 22 до 29 %. Одновременно снижается гибкость и силовая выносливость.

Появляется избыточный вес, и отмечаются первые признаки атеросклероза сосудов.

Опять же ухудшается питание (трофика) нижних конечностей благодаря снижению объема мышечной массы бедер, а вместе с этим – снижается площадь капиллярного кровообращения (микроциркуляции) – основного поставщика необходимых микроэлементов костно-хрящевой структуры.

В первую очередь страдает хрящевая ткань головки бедра за счет снижения активности мышечного насоса. Каждая последующая эксплуатация суставов нижних конечностей (особенно бег и прыжки) при таких ослабленных мышцах ведет к ухудшению амортизационных свойств мышечно-связочного аппарата.

Но в организме человека ничего лишнего нет.

Как в природе гибель комара ведет к гибели целых популяций птиц, так и в организме человека потеря качества какой-либо мышечной группы, например гипотрофия приводящих и отводящих мышц бедра, как это происходит при коксартрозе, ведет к потере большого участка сосудистой сети, питающей сустав. (Для справки: в одном мышечном волокне находится 3–4 капилляра.)

Таким образом, нет так называемой идиопатической формы коксартроза. Есть остеохондроз и НПВС при нем. Далее идет незаметное разрушение сосудистой сети.

Поэтому сначала появляется остеохондроз позвоночника, затем остеоартроз тазобедренного сустава (незаметно для человека), и значительно позже к этому присоединяется клиническое проявление болезни собственно тазобедренного сустава (если не было, как у меня, прямой травмы сустава). При чем здесь возраст, если человек обленился и перестал подтягиваться?

Людьми, не связанными с медициной, да и считающими себя в возрасте 35–40 лет еще достаточно молодыми и здоровыми, боли в спине воспринимаются как надоедливая муха – поскорее согнать. Врач, принимающий у себя такого пациента, хочет его поскорее вылечить, вернее, снять боль!

Кто чем руководствуется? Первый, понятно, – амбициями и самоуверенностью, наложенными на полную безграмотность в области физиологии.

А вот со вторым, то есть с врачом, посложнее.

Именно в мышцах поясничного отдела, где проходят нервные пути, ведущие к суставам нижних конечностей, происходит нарушение иннервации, которое и называется дистрофией, то есть голодом тканей. Первым на этом пути трофического голода, вызванного недостаточностью функций мышц поясничного отдела позвоночника, встречается тазобедренный сустав!

Это, в свою очередь, приводит к значительному ограничению движений в позвоночнике и, соответственно, к ограничению движений в тазобедренных суставах.

В отличие от большинства пациентов за долгие годы борьбы с болью я научился ею управлять. В американском госпитале врачи, изучая уровень боли, которую испытывает пациент после операции (есть специальная шкала от 0 до 10.

0 – это улыбающийся человечек, 2 – нормальное лицо, и далее по шкале лицо человека становится все более и более грустным), удивлялись, когда я показывал цифру 2, да и то только затем, чтобы не обижать их совсем. Как мне им нужно было объяснить, что боли я не чувствовал, как только вышел из наркоза! Был счастлив и постоянно улыбался.

Я вдруг понял, что избавился от боли, преследовавшей меня долгие годы. Вдруг она исчезла! Да! Это счастье!

Подавляющее число прооперированных чувствуют шкалу – от 6 до 10 и постоянно глотают таблетки от боли даже после выписки.

Конечно, шов при моих реабилитационных упражнениях дня 2–3 давал знать о себе. Но я не глотал обезболивающих таблеток. Холодного (со льдом) компресса вполне хватало. Затем я открыл для себя пантопроцедуру[9]9  Пантотерапия – использует венозную кровь маралов для создания препаратов различного действия.

[Закрыть]

. И т. д. и т. п. Слушайте дальше! Больше вам об этом никто не расскажет!

Хроника выздоровления (из личного дневника С.Б.)

13.07.2003

Бостон. США. Вестон,

штат Массачусетс,

имение Джорджа Кукера.

Первые впечатления.

Америка – великая страна! Все улыбаются. Все максимально доброжелательны. Даже в аэропорту Бостона за меня одну анкету заполнил местный «смотрящий» (полицейский).

Показываю приглашение из клиники Бостона – пропускают без проблем. Пока ностальгии, как в первый приезд в США, нет.

Со всеми поговорил по телефону – все о’кей! Побрился, помылся, постригся, позанимался своей гимнастикой. Едем в город!

14.07.2003 Новый Баптистский госпиталь

Все максимально доброжелательны. Сдал поочередно анализы, поговорил об анамнезе истории болезни с анестезиологом. Сделали рентген в двух проекциях.

Переехали в другую клинику, где доктор проконсультировал Д.М. Громадное впечатление от эндопротеза. Показал Rg-снимки – две одинаковые ноги.

На Rg-снимках в России видел железяку, вставленную в область таза (сейчас, конечно, подтянулись в этом вопросе).

От моего правого ТС ничего не осталось. Господи, как я еще ходил и работал? Это лишний раз доказывает правильную концепцию кинезитерапии, ориентированную на мышечную систему. Главное – питание и кровоток, за которые она отвечает.

Переехали в пригород Бостона. Прекрасно. Чистые дороги. Никто не подрезает. Все едут достаточно быстро, комфортно, никто никому не мешает. Здесь, оказывается, виноват тот, кто въехал. Поэтому друг друга пропускают.

Едем по Америке. На всю громкость врубили Сашу Дедыка (солист Мариинки, тенор), и под русские романсы на «пятисотом» «Мерседесе» приближаемся к месту отдыха. Бунгало Джорджа в 50 метрах от океана. Песок, вода чистая, тишина.

Проснулся в 5.40. Чувствую, спать не хочется. Искупался, поплескался, позанимался. Почему все спят? Видимо, поэтому все американцы толстые. Да и есть не умеют, хотя все вроде бы делают правильно.

15.07.2003

Позанимались в местном тренажерном зале. Разбитые станки, но их хватает. Джордж жал ногами на тренажере около 120 кг, не понимая этого. Врач запретил ему приседать со штангой, а это движение почти идентично. И это спустя месяц после 2-го протезирования сделал 70-летний человек. Значит – можно!

Источник: https://iknigi.net/avtor-sergey-bubnovskiy/31373-pravda-o-tazobedrennom-sustave-zhizn-bez-boli-sergey-bubnovskiy/read/page-2.html

Читать онлайн Правда о тазобедренном суставе. Жизнь без боли страница 1. Большая и бесплатная библиотека

Вся правда о тазобедренном суставе

Я осмотрел очередную пациентку 63 лет, приковылявшую ко мне с палкой в руке и жалующуюся на «боли в спине, остеохондроз, грыжи дисков, смещение позвонков, сужение канала, ущемление седалищного нерва» (все это она перечислила почти с порога) и серьезно воспринимающую все эти заклятые медицинские термины, которые представляли, в ее понимании, основных ее врагов.

И мне стало досадно (я не могу к этому привыкнуть до сих пор, занимаясь медициной более 30 лет), что она, эта женщина, входит в старость без здоровья только по одной простой причине – вовремя не выявленный коксартроз, который и принес все ее несчастья: от болей в спине до хромоты и малоподвижности. Коксартроз[1] намного тяжелее тех сопутствующих этой патологии диагнозов, относящихся к позвоночнику, которые эта пациентка мне перечислила.

Сколько же таких несчастных хромает по земле, таких, которым лечат позвоночник с грыжами, а то и заменяют позвонки и диски, вместо того чтобы вовремя выявить и вылечить болезни тазобедренного сустава (остеоартроз, остеоартрит, асептический некроз). Слишком позднее выявление коксартроза – это трагедия жизни. И дело не в том, что невозможно исправить данную ситуацию.

Вся проблема состоит в том, что эти люди оказываются не готовыми к активным действиям для выхода из болезни тазобедренного сустава (когда эта болезнь наконец-то обнаруживается).

Не готовы ни морально, так как к этому моменту физически запущены, ни материально – все деньги ушли на лечение пресловутого остеохондроза позвоночника с грыжами дисков или без оных, но, как правило, всего лишь сопровождающего коксартроз.

Да! Выход есть! Правильно спланированное эндопротезирование!

Остеохондрозы, грыжи позвоночника и артрозы суставов – это «ржавчина» организма в местах плохо работающих суставов и позвоночника. И она постепенно «выедает до дыр» тело изнутри, в области крепления мышц и связок к суставам, оставляя снаружи лишь дряблую сморщенную оболочку!

Но у нас не учат профилактике здоровья. С утра до вечера во всех врачебных кабинетах при болях в суставах и спине выписывают обезболивающие и противовоспалительные таблетки, мази, компрессы. Включаешь телевизор, читаешь газету, и там все то же самое. К тому же каждый второй считает себя «белым и пушистым». Болит спина – мол, случайность. Скрипит сустав – не смертельно…

Все думается: завтра, потом. Вот подниму детей, сделаю все дела… И вдруг крах! А тебе всего лишь 60! Но ты уже не готов сражаться за свое здоровье. Воля погашена и отравлена лекарствами.

По инерции продолжаешь верить в чудеса извне: в магов и экстрасенсов, в придуманные биоинженерами аппараты и массажные кушетки, но только не в свой организм.

А тем временем все труднее подниматься по лестнице, надевать носки и даже ходить в аптеку. Какая уж здесь радость от старости? Что вы, доктор?!

Но надо жить! Надо уметь встретить старость и войти в этот самый долгожданный и, наверное, самый счастливый период жизни любого человека, уже прожившего огромную ее часть и познавшего ее, оставившего определенные результаты трудовой деятельности и выросших детей… Да! Все бы так, если бы… не коксартроз? Всего лишь один из 400 суставов, данных человеку на всю жизнь. Один сустав – и столько проблем.

Но для чего и зачем живет человек? Я думаю, что именно для старости. Копит деньги, строит дачу только для того, чтобы, выйдя на пенсию, наконец-то заняться своими грядками или выращиванием кроликов! И вдруг – БАЦ! И начинает осознавать: не могу!

К старости надо готовить не столько пенсию, сколько здоровье!

Большинство людей не готовы к старости. Не готовы жить долго и без болезней!

Не учили, не приучили! Все думалось, авось проскочу. Статистика продолжительности жизни в РФ удручающа. Кем-то отмечен срок ухода на пенсию – 60 лет. Дожить удается. А что дальше? На каких ногах и с каким позвоночником? Есть к тому же еще и сердце – более слабый орган по сравнению с суставами. Вот вам и радость.

Но я уверен: настоящая продуктивность и осмысленность жизни начинаются после 60! Да простят меня ортодоксальные священнослужители! Рай и ад – это не жизнь после смерти! Это старость – как последний этап жизни.

Да, он совпадает с возрастом 60 лет! Сумевших сохранить свое телесное и психическое здоровье ждет рай после 60! Не сумевших – ад!

К старости надо готовить не столько пенсию, сколько здоровье! Большинство людей не готовы к старости. Не готовы жить долго и без болезней!

В некрологах часто пишут: «После долгой и продолжительной болезни…» Вы хотите последние годы своей жизни долго и продолжительно болеть? Вопрос снимается, ибо ответ ясен.

А духовность связана только с возможностью дарить окружающим свои знания, умения и опыт.

Сделать это может лишь сохранивший себя в себе! Ответы на вопросы, как сохранить свое здоровье, вы найдете в этой книге.

Я расскажу вам свою историю, во многом горькую, во многом поучительную. Придумать такое невозможно!

История моей болезни. К счастью, уже история!

Я припарковал машину практически ко входу в здание. До своего кабинета оставалось 20 шагов, но до этого надо было еще выбраться из машины. Хорошо, что кресло в машине ортопедическое и я подогнал его под контуры своего тела. С левой ногой проблем нет, а вот с правой пришлось, как всегда, повозиться. Двумя руками я обхватил бедро и буквально выставил ногу наружу. Но и это еще не все.

Крепко ухватившись за дверь машины, я вытащил тело и еще минут пять выпрямлял затекшую спину и скрученную правую ногу. Затем, сделав несколько первых мучительных шагов, я добрался до своего кабинета. Пот стекал по спине, но я радовался скорой встрече с тренажерами, которые помогали мне снимать боли и возвращать уверенность.

Ведь все эти годы были заполнены поиском панацеи от болей в спине и суставах.

* * *

Перед глазами стоял улыбающийся Джордж Кукер, мой пациент из Бостона (США). Однажды он пришел ко мне на прием в Центр кинезитерапии в Сокольниках.

Я увидел здорового толстяка, переваливавшегося с боку на бок («характерная походка людей, страдающих заболеваниями суставов нижних конечностей»).

Он пришел ко мне по совету друзей с жалобами на боли в спине, хотя достаточно долгое время проходил лечение в одной русско-американской клинике.

Принес огромный пакет снимков позвоночника (МРТ, Rg), на которых, естественно (ведь Джорджу было под 70 лет), ясно виден остеохондроз и грыжи поясничного отдела позвоночника, на которые и делали упор врачи, пытавшиеся его вылечить.

Но походка? Уже с порога, увидев его, я поставил диагноз, даже не осматривая Джорджа. Миофасциальная диагностика[2], которую я тут же провел, лишь подтвердила мой предварительный диагноз: двусторонний деформирующий коксартроз головок бедренных костей.

Джордж, добродушный, улыбчивый человек, долго выслушивал мои объяснения (он хорошо говорил по-русски, хотя и с заметным американским акцентом) по поводу «новой» для него болезни и спустя некоторое время сделал рентгеновские снимки тазобедренных суставов в двух проекциях, как я ему и рекомендовал. Снимки также подтвердили мой диагноз, и Джордж тут же связался с госпиталем в Бостоне, по месту жительства, где и назначили операцию по тотальному эндопротезированию тазобедренных суставов (ТЭТС): февраль (а мы с ним общались в октябре 2002 года) – правого, а летом того же года – левого.

По моему совету он начал подготовку тела и ног к этой операции в нашем центре.

Надо сказать, что проблема с тазобедренным суставом, по сути, и привела меня в медицину.

Как все началось

Мне было 22 года, когда я получил ряд тяжелейших травм в автокатастрофе, проходя службу в армии.

Травм было так много, и мое состояние после этой аварии было настолько тяжелым, что врачи просто не придали значения полному вывиху головки бедра (который тут же вправили) и без последующего вытяжения бедра занялись спасением моей жизни. Я находился в коме 12 суток (официально было объявлено о моей смерти.

Мои сослуживцы даже успели выпить за упокой раба Божьего…). Я им благодарен за мою спасенную жизнь. Но когда я выкарабкался «оттуда» и стал осмысленно смотреть на мир, врачи про вправленный тазобедренный сустав позабыли, так как занимались реконструкцией остатков моей ноги. Было проведено три операции.

Жизнь, слава богу, спасли, а далее живи сам, как хочешь, костыли тебе в руки – и полный вперед. Конечно, никто не проводил со мной беседы о возможных осложнениях этого самого «полного вывиха головки бедренной кости», и я понятия не имел о таком грозном для сустава заболевании, как коксартроз.

Источник: https://dom-knig.com/read_363639-1

Терапевт Архипов
Добавить комментарий